Россия в годы НЭПа

Кризис 1921 г. и его уроки

Крестьянство и власть

С конца 1920 г. положение правящей в России коммунистической партии стало стремительно ухудшаться. Многомиллионное российское крестьянство, отстояв в боях с белогвардейцами и интервентами землю, все настойчивее выражало нежелание мириться с удушавшей всякую хозяйственную инициативу экономической политикой большевиков.

В РКП(б) были люди, предвидевшие такой поворот событий и пытавшиеся так или иначе его предотвратить. Сразу после решающих побед Красной Армии над белогвардейцами, в январе 1920 г., состоялся III Всероссийский съезд Советов народного хозяйства, одобривший предложение экономиста М. А. Ларина упразднить продразверстку, ввести продналог вдвое ниже разверстки, а все остальное получать от крестьян путем свободного товарообмена. Менее радикальное предложение внес в марте 1920 г. Л. Д. Троцкий. В докладной записке в ЦК РКП(б) он констатировал, что разверстка не только подрывает сельское хозяйство, но и грозит окончательно разрушить всю экономическую жизнь страны и что никакое усиление реквизиционного аппарата не даст большого количества продуктов. Бороться с хозяйственной деградацией, по мнению Троцкого, возможно двумя методами: в богатых земледельческих районах (Украина, Дон, Сибирь) заменить разверстку процентным натуральным налогом и снабжать крестьян промтоварами в соответствии со сданным количеством зерна; в разоренных центральных губерниях дополнить разверстку по ссыпке хлеба принудительными мерами по запашке земли.

ЦК под нажимом В. И. Ленина отверг эти инициативы. Нежелание лидера большевиков вносить какие-либо коррективы в стратегию и тактику экономической политики объяснялось по меньшей мере тремя взаимообусловленными обстоятельствами:

традиционной для марксистов отрицательной оценкой принципа свободы товарооборота, вокруг которого прямо или косвенно вращались все предложения по изменению хозяйственной политики. «Свобода оборота — это есть свобода

торговли, а свобода торговли значит назад к капитализму,— подчеркивал В. И. Ленин.— Свобода оборота и свобода торговли это значит товарный обмен между отдельными мелкими хозяевами. Мы все, кто учился хотя бы азбуке марксизма, знаем, что из этого оборот.а и свободы торговли неизбежно вытекает деление товаропроизводства на владельца капитала и на владельца рабочих рук, разделение на капиталиста и на наемного рабочего, то есть воссоздание снова капиталистического наемного рабства»;

устоявшейся к тому времени оценкой всей предшествующей экономической политики советской власти, в том числе «военного коммунизма». Последний рассматривался большинством руководителей РКП(б) не только как сумма продиктованных войной чрезвычайных мер, но и как прорыв в правильном направлении — к созданию нетоварной, истинно социалистической экономики. Правда, признавали большевики (да и то в основном позднее), продвинулись к новой экономике по пути коренной ломки прежних рыночных структур намного дальше и быстрее, чем планировалось первоначально, и объясняли это тем, что буржуазия сопротивлялась по-военному и необходимо было ради защиты революции немедленно лишить ее экономического могущества. В новых же, мирных условиях крестьянам следует набраться терпения, исправно поставлять в город хлеб по продразверстке, а власть «разверстает его по заводам и фабрикам», оперативно восстановит на этой основе почти полностью разрушенную за годы лихолетья промышленность, вернет крестьянству долг, и тогда-то, по словам В. И. Ленина, «выйдет у нас коммунистическое производство и распределение». С тем чтобы это «вышло» как можно быстрее, еще более усиливалось государственное регулирование крестьянского хозяйства. В соответствии с постановлением VIII съезда Советов (декабрь 1920 г.) на местах были созданы посевкомы. Им вменялось в обязанность следить за выполнением новой повинности крестьян — безукоснительно засевать и обрабатывать все имеющиеся в стране пахотные площади;

поверхностным, как вскоре выяснилось, пониманием глубинных причин крестьянского недовольства. В. И. Ленин явно переоценивал степень «согласия» деревни с политикой «военного коммунизма», упуская из виду, что отсутствие массового и повсеместного сопротивления крестьян продразверстке в 1919 — первой половине 1920 г. определялось не верностью принципиального курса на нерыночные связи с мелкими товаропроизводителями и жесткое государственное регулирование сельского хозяйства, а опасностью реставрации дореволюционных земельных порядков в период ожесточенной борьбы с белогвардейцами и интервентами. Поэтому причины усиливающегося буквально на глазах политического брожения в деревне Ленин искал главным образом в «чрезмерности» разверстки для отдельных губерний страны и в бесчинствах тех, кто ее собирал.


http://dentalverdi.com