Советский тыл

Создание Красной Армии

Испытывая быстро нараставшую в первые месяцы гражданской войны угрозу утраты власти, большевики действовали в присущем им стиле — решительно и целенаправленно.

Еще в январе 1918 г. Совнарком принял декреты об организации на добровольческих началах Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Флота. Но с развертыванием боевых действий все очевиднее становилась необходимость массовой, а главное — регулярной, строго дисциплинированной армии. К ее формированию приступили с конца мая 1918 г., когда было принято решение о первой мобилизации призывных возрастов рабочих и крестьян. На основе регулярно проводившихся в дальнейшем мобилизаций численность армии быстро росла. Если в добровольческий период в рядах Красной Армии сражалось до 300 тыс. человек, то к концу 1918 г.— свыше 1 млн., а осенью 1920 г.— уже около 5,5 млн. человек (из них свыше 3 млн. находилось во внутренних военных округах и запасных частях).

С июня 1918 г. стала проводиться мобилизация военных специалистов, без которых невозможно было создать современную регулярную армию. Это позволило привлечь в советские Вооруженные Силы до 75 тыс. бывших генералов и офицеров — лишь немногим меньше, чем было их в рядах белых формирований (около 100 тыс. человек). Остальные офицеры из 250-тысячного офицерского корпуса царской армии вовсе не приняли участия в вооруженной борьбе: обратились, как тогда говорили, в «первобытное состояние», рассеявшись по всей территории страны, или эмигрировали.

Переход от добровольческого принципа к мобилизации заметно усилил политическую неустойчивость командного состава Красной Армии, опасность измены «пролетарскому делу» со стороны бывших офицеров. В связи с этим расширяются права военных комиссаров, назначаемых в войсковые части уже с весны 1918 г.— обычно из Числа профессиональных революционеров и рабочих-коммунистов с дооктябрьским партийным стажем. Без их подписи приказы командиров не имели силы, при отказе от выполнения распоряжений вышестоящих штабов военспецы тут же подлежали аресту. Семьи офицеров были превращены в заложников. «Каждый комиссар должен точно знать семейное положение командного состава вверенной ему части для того, чтобы немедленно арестовать членов семьи в случае измены или предательства командира»,— говорилось в одном из директивных документов того времени. Специальным постановлением ЦК большевистской партии устанавливалась и строгая ответственность комиссаров (вплоть до расстрела) в случае перехода на сторону противника опекаемых ими офицеров. Суровая кара грозила также красноармейцам за дезертирство из рядов Красной Армии (оно тем не менее достигало в среднем 30% от призванных на военную службу рабочих и крестьян).

Не все коммунисты одобряли превращение добровольческих формирований в регулярную армию с жесткой дисциплиной, привлечение туда в качестве военспецов бывших офицеров и генералов. В марте 1919 г. на VIII съезде РКП(б) открыто выступила так называемая военная оппозиция (А. С. Бубнов, К. Е. Ворошилов, Г. Л. Пятаков и др.), отстаивавшая полупартизанский принцип в строительстве Вооруженных Сил республики. Однако поддержки делегатов съезда она не получила.