Революция и интеллигенция

На первый план в политике большевиков в области культуры сразу же выдвинулась проблема российской интеллигенции — малочисленной (около 2,2% населения), но особо значимой общественной группы, главной носительницы знаний и национальных культурных традиций.

Отношение интеллигенции к большевистской революции не было однозначным, что и следовало ожидать в силу крайней политизации ее значительных слоев. Многие из российских интеллигентов примыкали к различным партиям и оценивали события через призму их доктрин. Особенно большое число политически ангажированных интеллигентов было среди кадетов и умеренных социалистов. Большевики в этом плане уступали им, имея в своих рядах к концу 1917 г. менее 10% работников умственного труда.

В настроениях и, главное, действиях интеллигенции обнаружились два крайних полюса: на одном находились активные противники .большевизма, все глубже втягивавшиеся в яростную политическую и вооруженную борьбу с ним, на другом — его убежденные апологеты и сторонники.

И все же подавляющая часть российской интеллигенции заняла нейтральную позицию, воздерживаясь от каких-либо конкретных действий, объявив себя стоящей «вне политики». Но и здесь поначалу преобладали антибольшевистские настроения. Как и у откровенных противников режима, их порождали и сам факт насильственного государственного переворота, и политика властей, которая кардинально расходилась с укоренившимися в этой среде идеалами либерализма и демократии.

Такие настроения отразились в статье Максима Горького, увидевшей свет в петроградской газете «Новая жизнь» 10 ноября 1917 г.: «Вообразив себя наполеонами от социализма, ленинцы рвут и мечут, довершая разрушение России,— русский народ заплатит за это озерами крови. Сам Ленин, конечно, человек исключительной силы, человек талантливый; он обладает всеми свойствами «вождя», а также и необходимым для этой роли отсутствием морали и чисто барским, безжалостным отношением к жизни народных масс... Рабочий класс для Ленина то, что для металлиста руда. Возможно ли при всех данных условиях отлить из этой руды социалистическое государство? По-видимому, невозможно; однако — отчего не попробовать?.. Он работает как химик в лаборатории, с тою разницей, что химик пользуется мертвой материей, а Ленин работает над живым материалом».

В дальнейшем колеблющаяся интеллигентская масса так и не вышла из состояния политически пассивного восприятия быстро менявшихся реалий российской жизни, в то же время постепенно склоняясь к большей гражданской лояльности власть предержащим. Тому способствовали причины разного свойства:

чисто прагматические: необходимость кормить себя и свои семьи службой у новых властей (тем более что большевики, несмотря на отдельные экстремистские призывы, с каждым днем отчетливее понимали невозможность обойтись в затеянном ими строительстве социалистического общества без старых специалистов и с весны 1918 г. взяли курс на их привлечение на свою сторону, используя, помимо принуждения, стимул материальной заинтересованности);

принципиальные: в целом неконструктивная и не отвечавшая интересам народа позиция активно антибольшевистских сил и блокировавшихся с ними интервентов, порождаемая ею реальная угроза общедемократическим завоеваниям революции, целостности и независимости России.

Первые представители беспартийной интеллигенции пошли на сотрудничество с властью вскоре после Октября. Среди них были деятели науки и культуры с громкими именами: ученые К. А. Тимирязев, И. В. Мичурин, И. М. Губкин, К. Э. Циолковский, Н. Е. Жуковский, литераторы А. А. Блок, В. Я. Брюсов, В. В. Маяковский, театральные режиссеры Е. Б. Вахтангов, К. С. Станиславский, В. И. Немирович-Данченко, В. Э. Мейерхольд и др. Огромное впечатление в кругах интеллигенции произвело принятое в марте 1918 г. решение российской Академии наук предложить Совнаркому свое содействие в изучении природных богатств страны. В. И. Ленин тут же поставил перёд учеными задачу разработать план реорганизации промышленности и экономического возрождения России. К лету 1918 г. на службу к большевикам добровольно перешло около 8 тыс. генералов и офицеров старой армии. Некоторые из них позднее стали крупными советскими военачальниками (М. Д. Бонч-Бруевич, И. И. Вацетис, С. С. Каменев, Б. М. Шапошников, А. И. Егоров, М. Н. Тухачевский и др.).

Специалисты, превращаясь в советских служащих, чаще всего продолжали внутренне дистанцироваться от большевизма, реже — искренне принимали его идеалы и даже вступали в ряды компартии. Но так или иначе поток «совслужащих» из числа дореволюционной интеллигенции ширился, постепенно захватывая и выходцев из антибольшевистских партий, разочарованных ходом и результатами борьбы с советской властью.


Коттеджные поселки от застройщиков в новгородской области http://www.poselki-vse.ru.