Аграрная политика

С конца 1917 г. началась реализация Декрета о земле, который удовлетворял вековые чаяния многомиллионных масс трудового крестьянства России. Оно получило безвозмездно десятки миллионов гектаров земли, принадлежавшей помещикам, буржуазии, монастырям. Крестьян освободили от ежегодных платежей за аренду земли, был ликвидирован их трехмиллиардный долг банкам.

Декрет предписывал руководствоваться в деле «великих земельных преобразований» крестьянским «Наказом». Этот документ, составленный эсерами на основе 242 крестьянских пожеланий I съезду Советов, был опубликован в августе 1917 г. и затем включен большевиками в Декрет о земле. Наряду с требованием безвозмездной отмены права частной собственности на землю «Наказ» содержал и другой важный принцип эсеровской аграрной программы, поддержанный деревней,— уравнительное распределение земли среди «всех граждан Российского государства, желающих обрабатывать ее своим трудом» при одновременном запрещении наемного труда.

Эсеры тотчас публично обвинили большевистскую партию в том, что она украла их программу. «Пусть так,— не без сарказма отвечал В. И. Ленин.— Не все ли равно, кем он (Декрет о земле.— Авт.) составлен, но, как демократическое правительство, мы не можем обойти постановление народных низов, хотя бы с ним были не согласны». А не согласны большевики были главным образом с принципом уравнительного распределения земли, сохранявшим индивидуальное крестьянское хозяйство. Однако, опасаясь войти в острейший конфликт со всем населением деревни, предпочли на время смириться.

В феврале 1918 г. был опубликован принятый III Всероссийским съездом Советов Основной закон о социализации земли, конкретизирующий и дополняющий Декрет о земле. Он появился на свет в силу хрупкого компромисса, который существовал тогда между большевиками и левыми эсерами. Помимо традиционного эсеровского положения об уравнительном распределении земли по трудовой норме (размер надела ограничивался способностью крестьянской семьи обработать его своим трудом) или потребительной норме (обеспечивавшей необходимые личные и хозяйственные потребности крестьянской семьи), детального расчета этих норм в зависимости от качества земли, закон включал большевистский принцип коллективного ведения сельского хозяйства как способа утверждения социализма в деревне.

Проведение в жизнь аграрной реформы вызвало усиление напряженности в деревне, так как каждая социальная группа крестьян стремилась провести раздел земли в свою пользу. Советская власть выступала на стороне бедноты. В ответ зажиточные и богатые крестьяне (кулаки), главные держатели товарного хлеба, стали отказываться сдавать его государству, тем более что в условиях галопирующей инфляции им это было крайне невыгодно. Положение с продовольствием резко обострилось.

Большевистское правительство попыталось сначала взять хлеб через товарообмен с деревней. Но это не удалось вследствие как нехватки запасов промтоваров, так и сопротивления кулачества. Тогда большевики, учитывая неизбежную, с их точки зрения, перспективу перехода к нерыночной экономике, отказались от поиска каких-либо иных способов взаимовыгодного сотрудничества с сельскими товаропроизводителями и перешли к политике жесткого государственного давления на них. Правящая партия сделала ставку на углубление социально-политического раскола деревни, «погрязшей в собственнических интересах», внесение туда, по словам В.И.Ленина, начал социалистической революции.

В мае 1918 г. была объявлена продовольственная диктатура: нарком продовольствия А. Д. Цюрупа получил «чрезвычайные полномочия по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими»; была запрещена свободная торговля хлебом, введены на него твердые цены, новые формы заготовки зерна. Его владельцы, имеющие излишки и не вывозящие их на указанные властями места ссыпки, объявлялись «врагами народа». Им грозило тюремное заключение на срок не менее 10 лет и конфискация имущества. В реквизиции хлеба широко использовались специально снаряженные продовольственные и иные военизированные отряды из числа городских рабочих и красноармейцев. Их опорой в деревне служили уже упомянутые выше комбеды и около 4 тыс. организованных к тому времени сельскохозяйственных коммун и совхозов. Комбедовцы и прочие советские активисты были заинтересованы в доносах на своих зажиточных соседей, поскольку за это они получали часть конфискованного зерна.

В результате первого мощного большевистского натиска на российскую деревню у кулаков было изъято 13 млн. пудов хлеба и почти 50 млн. гектаров земли, переданной сельской бедноте. Позиции наиболее хозяйственной и предприимчивой группы крестьянства оказались серьезно подорванными, чем наносился удар по производительным силам российской деревни. Бесцеремонные, грабительские действия власти вызвали острое недовольство у всех держателей товарного хлеба, включая середняков.