Социально-экономическая политика большевиков

Социалистическая экономика в представлениях большевиков

До революции будущая социалистическая экономика мыслилась большевистскими теоретиками как экономика нерыночного, директивного типа, где отсутствует частная собственность на средства производства, проведено их тотальное обобществление, где все хозяйственные связи основываются не на товарно-денежных отношениях, а на принципе административного продуктораспределения из единого центра.

Продвигаться к этому типу экономики большевики поначалу намеревались постепенно, шаг за шагом преобразовывая отношения собственности. Так, в промышленности в качестве первоочередной меры планировалась национализация синдикатов, а на остальных частных предприятиях — принудительное синдипирование и введение рабочего контроля. Причем сама национализация в соответствии с известным марксистским тезисом мыслилась в форме не столько конфискации (безвозмездного отчуждения в пользу государства), сколько принудительного выкупа средств производства у крупных собственников.

Рабочий контроль и начало национализации. Специальное положение о рабочем контроле СНК и ВЦИК было принято 14 ноября 1917 г. Он распространялся на производство, куплю-продажу готовых продуктов и сырья, а также на финансовую деятельность предприятия. Была отменена коммерческая тайна. Вся деловая переписка предприятия, книги и отчеты поступали в распоряжение органов рабочего контроля.

Многие промышленники встретили рабочий контроль в штыки. Началась массовая остановка заводов и фабрик. С другой стороны, хаос и неразбериха на производстве усиливались из-за некомпетентности рабочих контролеров. В этой ситуации уже с ноября 1917 г. развернулась национализация несиндицированных предприятий. Поначалу она носила импровизационный характер. Центр в основном санкционировал решения местных органов, наказывавших «капиталистов-саботажников» конфискацией заводов и фабрик. Вскоре были приняты декреты о национализации частных банков (14 декабря 1917 г.), железнодорожного транспорта, введена монополия внешней торговли, аннулированы внутренние и иностранные государственные займы, сделанные царским и Временным правительствами. Напористые и бескомпромиссные действия властей в сфере экономики в конце 1917 г. и первые месяцы 1918 г. В. И. Ленин позже образно назвал «красногвардейской атакой на капитал».

В декабре 1917 г. был создан Высший совет народного хозяйства, на который возлагалось управление госсектором экономики. Он подчинялся непосредственно правительству и имел двойную структуру: вертикальную (главки — центральные органы, ведавшие работой различных отраслей промышленности) и горизонтальную (региональные советы народного хозяйства). ВСНХ обладал большими полномочиями: мог конфисковывать, приобретать, опечатывать любое предприятие.

С каждым месяцем масштабы национализации — практически исключительно в форме конфискации — нарастали. В мае 1918 г. было принято решение о национализации отдельных отраслей промышленности, а в июне — всей крупной промышленности. Однако главная задача большевиков смещалась из области лихорадочной «экспроприации экспроприаторов» в область налаживания эффективной работы разросшегося и едва действующего государственного сектора экономики.

«Нам истерические порывы не нужны. Нам нужна мерная поступь железных батальонов пролетариата»,— заявил В. И. Ленин в брошюре «Очередные задачи Советской власти», опубликованной в апреле 1918 г. Он призвал организовать «строжайший всенародный учет и контроль за производством и распределением продуктов», ввести хозрасчет для предприятий и принцип материальной заинтересованности для работников, укрепить дисциплину труда, привлечь буржуазных специалистов, использовать новейшие достижения науки и техники. С помощью этих и других мер предполагалось в обозримом будущем добиться высшей по сравнению с капитализмом производительности труда, без чего, по убеждению Ленина, невозможна была прочная победа нового общественного строя.

Тем временем в стране продолжалось падение промышленного производства и реальной зарплаты рабочих. Последняя составляла тогда лишь 20% от уровня 1913 г. Ухудшение материального положения, нехватка продовольствия в городах, а также шаги по укреплению трудовой дисциплины, борьба с массовыми хищениями на производстве, свертывание полустихийного «рабочего контроля», при всех своих недостатках дававшего возможность пролетарской массе участвовать в управлении заводами и фабриками, усиление там власти назначенных сверху администраторов — все это вызывало недовольство в рабочей среде, нередко принимавшее весьма резкие формы. Оно, в частности, нашло выражение в поддержке умеренных социалистов на весенних выборах 1918 г. в городские Советы (эсеры и меньшевики победили на них в 19 из 30 губернских городов и крупных промышленных центров, по которым имеются сведения), в создании на предприятиях в разных районах страны независимых «Собраний уполномоченных от фабрик и заводов», которые стремились стать рабочими органами, альтернативными большевистским Советам и казенным профсоюзам. Компартия отвечала на эти не санкционированные ею проявления рабочей «самодеятельности» роспуском Советов с неугодным составом депутатов, арестом активистов «Собраний уполномоченных».

С конца мая 1918 г., когда резко обострилась внутриполитическая ситуация в республике, начал стремительно раскручиваться новый виток гражданской войны, большевикам вообще пришлось шаг за шагом отказываться от многих важных установок весенней программы В. И. Ленина, особенно в части материального стимулирования труда и развития хозяйственной самостоятельности промышленных предприятий.