II съезд Советов

За несколько часов до падения Зимнего, поздним вечером 25 октября, в Смольном открылся II съезд Советов. По своему партийному составу он резко отличался от первого. Из 670 зарегистрировавшихся до начала его работы делегатов большевиков было 300, эсеров (правых и левых) — 193, меньшевиков — 82, остальные или принадлежали к мелким политическим группировкам, или являлись беспартийными.

В имеющихся источниках приводятся различные данные о численности и составе делегатов съезда. Здесь даются цифры из доклада мандатной комиссии, опубликованные в газете «Правда» 29 октября 1917 г.

Делегаты представляли 402 Совета рабочих и солдатских депутатов (из существовавших к тому времени 974 подобных Советов, причем четверть их была объединенными Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов; 455 Советов крестьянских депутатов действовали автономно, имели собственный ЦИК и собирались на свои съезды). О политических настроениях делегатов можно судить по анкетам, заполненным ими по приезде в Петроград. Подавляющее большинство, 505 депутатов, поддерживали лозунг «Вся власть Советам!», т. е. выступали за создание советского правительства, пропорционально отражавшего бы партийный состав съезда. 86 делегатов собирались проголосовать за лозунг «Вся власть демократии!» — за правительство, включающее представителей не только Советов, но и профсоюзов, кооперативов и прочих демократических организаций. И лишь 76 делегатов высказались за коалицию с «цензовыми элементами» (с кадетами или без них). Важно, однако, подчеркнуть: никто из делегатов с мест, присутствующих в зале Смольного, не допускал возможность учреждения чисто большевистского правительства.

В первый же час работы съезда, проходившего под раскаты пушечных выстрелов по Зимнему дворцу. Смольный покинула основная части меньшевиков и правых эсеров. Перед тем они огласили декларации с резким осуждением большевистского «военного заговора, организованного за спиной Советов». Их уход обрек на поражение левого меньшевика Ю. О. Мартова и его сторонников, настаивавших на создании правительства из делегатов от всех партийных фракций съезда.

Безусловно, это явилось серьезной политической ошибкой умеренных социалистов, которую ожидал В. И. Ленин, категорически требовавший начать восстание обязательно до открытия съезда Советов. Задним числом это поняли и сами социалисты. «Мы ушли, совершенно развязав руки большевикам, сделав их полными господами всего положения, уступив им целиком всю арену революции,— вспоминал известный меньшевистский публицист Н. Н. Суханов.— Борьба на съезде за единый демократический фронт могла иметь успех... Уходя со съезда, оставляя большевиков с одними левыми эсеровскими ребятами, мы своими руками отдали большевикам монополию над Советом, над массами, над революцией. По собственной неразумной воле мы обеспечили победу всей «линии» Ленина».

26 октября на втором заседании съезда делегаты без обсуждения приняли по докладу В. И. Ленина два исторических документа: Декрет о мире, содержавший призыв к народам и правительствам воюющих стран заключить демократический мир без аннексий и контрибуций, и Декрет о земле, который предусматривал конфискацию земель, находившихся во владении помещиков и других крупных собственников, национализацию всей земли, запрещал ее аренду, применение наемного труда. После этого на съезде было сформировано советское правительство — Совет Народных Комиссаров (СНК). Его председателем стал В. И. Ленин. В СНК вошли видные большевики (Л. Д. Троцкий — нарком иностранных дел, А. И. Рыков — нарком внутренних дел, А. В. Луначарский — нарком просвещения, И. В. Сталин — нарком по делам национальностей и др.).

Съезд избрал также Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет. В отличие от правительства, полностью состоявшего из большевиков, там были представлены и другие социалистические партии левого толка (левые эсеры, меньшевики-интернационалисты и др.). Но большевики преобладали и здесь. Возглавил ВЦИК Л. Б. Каменев.