Промышленный подъем 1909—1913 гг.

Новый промышленный подъем характеризовался более высокими темпами роста производства, чем в 1890-х гг. При этом наиболее быстро развивались самые монополизированные отрасли промышленности — топливная, черная и цветная металлургия, машиностроение. Их оживлению способствовали грандиозные военные заказы российского правительства. На улучшение положения в экономике повлияли и высокие урожаи 1909—1913 гг., позволившие в небывалых размерах увеличить количество вывозимого хлеба. Это значительно повысило покупательную способность крестьянства.

Промышленный подъем 1909—1913 гг. не вызвал появления новых промышленных районов, как это было в 1890-х гг. Однако внутри старых районов произошли серьезные структурные изменения, лишавшие их исключительной специализации. Так, Центральный район, традиционно сосредоточивавший в себе предприятия текстильной промышленности, теперь стал еще и крупным центром машиностроения. В Северо-Западном районе, ранее связанном в основном с машиностроением и судостроением, теперь появились крупные предприятия текстильной и химической промышленности. В Южном районе, продолжавшем оставаться основной базой горнодобывающей и металлургической промышленности, выросли новые машиностроительные и судостроительные предприятия. В нефтяном Бакинском районе появились машиностроительные заводы и крупная текстильная фабрика — единственная на окраинах России.

На более высокий уровень выходит процесс монополизации промышленного производства. Кризис, разоривший массу мелких и средних предприятий, породил целый ряд новых монополистических объединений. Синдикат «Продуголь» объединил большую часть угледобывающих предприятий Южного района, «Продамет» такую же роль сыграл в отношении металлургических предприятий этого района. С «Продаметом» конкурировал синдикат уральских заводов «Кровля». Синдикат «Гвоздь» контролировал деятельность проволочных и гвоздильных предприятий; после его распада аналогичную роль стал играть синдикат «Проволока».

В начале XX в. трудно было отыскать отрасль промышленного производства, в которой монополистические объединения не играли бы определяющей роли. Но в годы промышленного подъема не только растет количество монополий — они заметно изменяются качественно. В это время все чаще организуются тресты, а затем и концерны — объединения, в которых отдельные предприятия полностью теряют свою самостоятельность. Все они подчиняются единому руководству и сливаются в единую производственную систему, каждая часть которой неразрывно связана с целым. Таким образом, сам процесс образования трестов и концернов обусловливал коренные изменения в организации производства и требовал огромных финансовых средств. Промышленность все в большей степени начинает зависеть от банков.

Появление монополистических объединений нового типа свидетельствовало о том, что процесс сращивания банковского и промышленного капиталов, начавшийся еще в конце XIX в., вышел теперь на новый уровень. В годы промышленного подъема крупные банкиры — А. И. Путилов, А. И. Вышнеградский, А. И. Утин и др. входят в правления многих промышленных предприятий; ведущие предприниматели в свою очередь оказываются неразрывно связаны с банками. Так складывалась финансовая олигархия, прибиравшая к своим рукам огромные финансовые средства и основные промышленные мощности.

Определенные сдвиги происходили в это время и в сельском хозяйстве. Отчасти благодаря столыпинской реформе, отчасти в связи с благоприятными погодными условиями — несколько урожайных лет подряд — заметно повысилась производительность сельского хозяйства. Некоторое развитие получили различные виды кооперации на селе: перед войной здесь насчитывалось более 12 тыс. кредитных и ссудосберегательных товариществ. В помещичьих хозяйствах шире стала применяться сельскохозяйственная техника.

Таким образом, медленно, с большими издержками, но все же довольно последовательно Россия шла по пути капиталистического развития. Однако и в политической жизни страны, и в ее экономике оставалось множество сложнейших проблем, без решения которых окончательно утвердиться на этом пути было невозможно. Между тем мирный и относительно плодотворный период в истории России был снова прерван в 1914 г.— страна вступила в тяжелейшую войну и подверглась страшным испытаниям, к которым оказалась совершенно не готовой.